Как я восстанавливал внутренний баланс. ЛИЧНЫЙ ДНЕВНИК

У меня, как и у вас, масса проблем. Но самое страшное, что эти проблемы напрягают. А когда они напрягают, решать их как-то несподручно. Когда же их не решаешь, они напрягают еще больше. Вот такой чертов замкнутый круг…

Автор – журналист Андрей Кон

Я давно уже начал замечать, что одна голова хорошо, а тело лучше. Оно иногда тебя предостережет не хуже, чем самый близкий друг. И посоветует не хуже, чем самый мудрый гуру. Бывало, бьешься над какой-то проблемой. Потом все бросил и пошел поспать. Наутро, глянь – заветное решение! Ого! А кому спасибо? Не долгим размышлениям или мозговым штурмам. Спасибо простому сну.

Потому мне и стало интересно попробовать диковинную штуку под названием «ребалансинг». Это некая смесь восточных практик и телесной психотерапии. И не надо годами лежать на кушетке и вспоминать, как мама в глубоком детстве ставила тебя в угол. Просто подышал, покричал, попрыгал – проблема сама собой и решилась.

Волшебство? Проверю!

Тем более, телесный психотерапевт Алексей Мацкевич, на одном из занятий в клубе «Гейша» заметил, что у меня сильнейшее напряжение в груди – а, по мнению телесной терапии, именно там, в груди, живут наши чувства.

– Уж слишком напряжено, – сказал Алексей. – Поэтому, если ты не против, я бы хотел причинить тебе добро.

Я был за.

День первый. Не бойся быть смешным

В первый день я пришел в напряжении. Что это будет? В какую авантюру я ввязался? Как я буду выглядеть, если из меня полезут разные эмоции? И пока все подробно не расспросил, к занятию не приступил.

После небольшой разминки Алексей сообщил, что теперь мы – тигры. Вот так вот сразу! Мы начали друг на друга рычать. А я старался обнаружить внутри себя хищника. Удавалось с трудом. Казалось бы, чего сложного – просто порычать. Но выплеснуть через это свою глубинную агрессию не очень-то получалось. К тому же голову не покидал вопрос: а не очень ли по-дурацки я выгляжу? Но Алексей так самозабвенно рычал, что сказать «хватит! Я так не играю» язык не повернулся. И в какой-то момент все же физически ощутил себя тигром, который отстаивает свою территорию. И тут же понял, как мне это в жизни дается нелегко. А ведь это иногда необходимо. Твердо заявить, это моя территория, мои деньги, моя женщина.

После рыка последовало следующее задание – смех. Сначала я гоготал довольно искусственно и натужно. А потом вспомнил себя тигром и меня разобрал такой хохот, что я уже не мог удержаться. В Индии существует даже йога смеха. Ее адепты собираются рано утром в каком-нибудь месте с красивым видом и просто хохочут. Над собой, над миром, над собственными проблемами. Говорят, это очищает. Я тоже испытал нечто подобное.

Отсмеявшись вместе со мной, Алексей положил свои руки мне на плечи.

– Это твои проблемы. Ты сам их на свои плечи водрузил. А теперь попробуй сбросить.

Так груз на плечах перестал быть метафорой и ощущался физически. Я изворачивался, как мог, но сбросить «проблемы» никак не удавалось.

– Смотри, как они тебя сковывают. Неужели ты от них никогда не освободишься. – подначивал Алексей. Все никак.

И во мне вдруг проснулась спортивная злость: «Блин! В конце концов! Я покончу с ними». И тут же «проблемы» отпустили, будто услышав мою мысль.

Следующая часть занятия проходила на мате. После несколько дыхательных упражнений я ощутил внутри импульс. В теле проснулась какая-то энергия, от которой оно стало дрожать. Потеря контроля над телом меня напугала. И даже закружилась голова. Но я решил перестать этому сопротивляться и просто отдаться этой пульсации.

Я чувствовал, как импульс идет по тазу, по ногам. Чувствовал, как тряслись мои голени. Импульс поднимался и переходил в руки. Иногда я рычал, урчал, стонал. Я пробовал силой мысли передать импульс с ног в руки, но вибрация тут же ослабевала. Зато, как только я переводил свое внимание на какую-то часть тела и старался ее расслабить, импульс появлялся там. Ощущение было необычное, но приятное. Напомнило мне оргазм, но без сексуальных ощущений.

Не отпуская меня с мата, Алексей приступил к массажу спины. Глубоко и с силой. В некоторых местах было больно. Видимо, там, где больше всего напряжения. Затем – массаж груди. Еще более болезненный. Но я чувствовал, как от этого массажа из меня выходит нечто темное и мрачное.

А дальше я просто лежал, приходил в себя после всего пережитого. Зазвучала красивая расслабляющая музыка. И это был словно катарсис. Я чувствовал, что в мою жизнь возвращается свет.

День второй. Я – дикий мужчина!

На второй день я уже хорошо понимал, что меня ждет. И шел с твердым намерением получить от процесса удовольствия. Ну где, например, можно себе позволите вдоволь от души позлиться и поматериться?

– Представь, что ты живешь в деревне Вилаарибо, а я – Вилобаджо, – Алексей задал условия нашей первой игры. – Между этими деревнями река, – мы встали на расстоянии друг от друга. – В моей деревне Вилобаджо пропала овца. Мы думаем, что ее забрал кто-то из Виларибо. Хотя на самом деле ее утащил волк. Но мы-то этого не знаем, поэтому будем ругать вас через реку. А вы, из Виларибо, нам отвечать.

Переругиваться было необходимо на Джибирише. Джибириш – это такая тарабрщина, случайный набор звуков, похожий на живую речь. И вот эта ругань мне понравилось. Я подпрыгивал от гнева, топал ногами, возмущался и злился, как мог. С чего это меня обвиняют в том, что я не совершал? Злиться и возмущаться, не сдерживая себя – оказалось, круто!

Тигр в этот раз мне дался намного легче. Я долго прощупывал внутри себя дикого зверя после первого занятия и тут уже спокойно выпустил его на волю. Потому мы на этих полосатых хищниках не стали надолго останавливаться.

Алексей предложил, не теряя этого разгоряченного агрессивного состояния, переместиться на мат. И хлестать руками и ногами по татами, что есть мочи, и активно дышать, выпуская агрессию.

– Надо прямо рукой хлестать, так хлестать! Ты сбиваешься с ритма! Наверное, в армии не служил.

– Не служил!

И я старался не сбиваться, злиться и дубасить ритмично и максимально злобно. Я боялся что-нибудь разрушить и поломать от собственного гнева. Но понимал, что лежу на мягком мате. Ни себе, ни мебели, ни кому-либо ущерба причинить не могу. Тем более, что рядом Алексей.

Агрессия накатывала волнами. И моментами эта моя звериная дикость даже начала меня веселить. Хотя быть долго злым меня утомляло. И я впадал в исступление и бессилие. Но потом мой внутренний хищник вновь набирал силу и мощь.

Дав мне вдоволь нахлестаться добрых полчаса, Алексей стал продавливать мне грудь. Было дико больно.

– Выражай свою боль через звуки!

Я орал, как резанный, нисколько не переживая, что клуб находиться в жилом доме (меня заверили позднее, клубу очень повезло с соседями)

Затем Алексей подложил подушечку под поясницу. Встал у меня за головой, взял за руки и потянул их на себя, попросив меня дышать глубже и освободить грудь. И, действительно, будто с меня стянули металлический корсет. Дышать стало свободнее и легче.

Второе занятие мне показалось более уютным и комфортным, даже несмотря на всю боль и крики. Может потому, что большей частью проходило лежа. Может потому, что я уже не сопротивлялся своим эмоциям и импульсам. А может потому, что быть диким зверем иногда – это такой кайф.

День третий. Концерт по заявкам

Третье занятие оказалось самым длинным и похожим на эмоциональные американские горки.

– Во что ты хочешь пойти? – спросил меня Алексей. Прям как на радио: «какую песню вы хотите заказать?»

– Я бы хотел проработать свой страх, тревоги и беспокойство, – такая у меня возникла идея.

– Я, вообще, предпочитаю работать с внутренний силой, – сказал Алексей. – Но раз хочешь, сделаем.

–  Еще у меня стало что-то со зрением. Глаза стали уставать.

– Ок. Поработаем и с этим!

Опять мы начали с разминки. Бежим во весь опор, высоко поднимая колени. Смотрим друг на друга. Наша задача – выразить свою агрессию через взгляд. Я зло смотрю на Алексея, он смотрит зло на меня. И бежим. Но долго так бежать устаю.

Дальше упираемся друг в друга руками на уровне плеч. И начинаем бороться. Кто кого сдвинет с места? Продолжаем при этом сверлить друг друга взглядом.

После «гляделок» – на мат. И вновь после нескольких дыхательных техник я вызываю в своем теле знакомый импульс. Иногда пульсация столь сильна, что челюсть дребезжит, будто стекло после проехавшего трамвая. Импульс блуждает по телу. Рисует разные рисунки. Иногда мне кажется, что импульс идет восьмеркой. Иногда он прибывает. Иногда - убывает. У меня выгибается спина. Я чувствовал себя, как струна, которую натягивают, отпускают и она звучит.

– Подскажи, где тебе помочь? – Алексей кладет руки на разные участки моего тела, от чего рисунок пульсаций сразу меняется.

Импульс переходит в грудь. И я вдруг чувствую, что главное напряжение там связано с отношениями с мамой. Я ее люблю, но иногда очень трудно любить того, кто тобой часто недоволен и умеет задеть по самым больным местам. Не со зла, а из собственного понимания блага. И я понимаю, для меня есть только один способ освободить чувства – открыться материнской любви, даже несмотря на то, что с медом ее заботы в мое сердце поступало много дегтя и мелких колючек. Я пока не знал, как, но чувствовал, что смогу. И от этой мысли стало хорошо.

Я все больше и больше отдавался пульсациям. Мне даже показалось, будто я загораю на волнах теплого моря под солнышком. И волны меня качают. Очень было классное ощущение. Почти счастье. Почти на небесах. Блаженство.

И после всего этого счастья и полного контакта с телом и Вселенной, мне предстояло погрузиться во мрак, в бездну – в собственные страхи.

Я лег в позе эмбриона на одеяло. Алексей поднял его кончики наверх и плотно скрутил. Накидал чего-то сверху. Я ощутил себя, то ли в материнской утробе, то ли в гробу. Сразу подумалось, что жизнь наша идет по кругу: начинаем ее в одной утробе  – заканчиваем в другой.

Звучала какая-то потусторонняя инфернальная музыка. Сначала все было спокойно и мне было комфортно. Потом во мне стал подниматься дикий страх и даже паника «ААА! А вдруг я здесь задохнусь!». Но отловив свой страх, я пошел в его глубину – ведь в этом был смысл упражнения. Страх постепенно приобрел какой-то первобытный характер.

Вереницей перед глазами стали возникать мрачные потусторонние картинки с кладбищами, мертвецами и призраками. Я будто побывал в подземном царстве мертвых Бога Аида. И вдруг совершенно ясно стал осознавать свои главные страхи. И, как скелетики, они передо мной начали раскладываться по косточкам.

Потом заиграла группа «Ленинград». Я обрадовался: наконец вытащат из замурованного склепа. Но Алексей все не вытаскивал. А «Ленинград» продолжал играть. Уже песен 10. Песни пошли по второму кругу. Что такое?

В голове билась мысль: «Это намек? Я, наверное, должен ощутить внутри страстное желание жить и сам вырваться из этой «могилы». В этом задумка?».

И решился сам вылезти  из-под одеяла, подушек и ковриков для йоги, которыми меня закидал Алексей.

Вижу: он меня уже заждался. Оказывается, в самом начале занятия он сказал, что мне надо выбраться самому, когда я буду готов. А я забыл. А он ждал меня почти час, пока я прогуливался по лабиринтам своих темных глубин.

И после этого занятия, которое продолжалось несколько часов, после «гроба» и «качания на волнах», я ощущал себя, как с похмелья. И пару часов точно с трудом мог сориентироваться в пространстве. И «подшофе» был еще пару суток. А глаза… глаза как будто отдохнули и видели этот мир четче и яснее.

День четвертый. И об этом тебе расскажет мой танец

На четвертый день я решил не задерживаться так долго и поставить себе цель попроще.

– В этом раз хочу спокойного позитивного состояния! – подал я «заявку» Алексею. В могилу мне как-то больше не хотелось.

– Хорошо! Ведь ребаласинг – это не обязательно орать. В этот раз я предлагаю тебе свои проблемы протанцевать.

Протанцевать? Неожиданно. Меня позабавила эта идея «У меня есть проблема. Сейчас я тебе об этом станцую» – это ж чисто индийское кино.

Заиграла группа Yello. И мне стали приходить разные образы и состояния.

То я увидел, будто я ужом проскальзываю через все препятствия, хитро и ловко их огибаю под задорную музыку.

Потом показалось, будто я в аду. Вокруг черти кого-то жарят на раскаленных сковородах, монстры блуждают. И сквозь этот ужас и трэш я задорно скачу по горной извилистой дорожке наверх. К своей цели. Почти как в песне «вместе весело шагать по просторам». Ловлю угар и позитив от творящегося вокруг трешачка и от того, что я умудряюсь в нем двигаться вперед и не терять внутреннего драйва.

Потом возник образ шахмат с Судьбой. Судьба может делать сильные ходы, но случайно и необдуманно. У нее нет цели меня обыграть. Зато, если буду сосредоточен и внимателен, я могу многие ее ходы обратить себе на пользу и выиграть партию.

Обо всем этом я танцевал. В общем, читатель: есть проблемы? Танцуй!

А потом я лег на спину. Алексей очень бережно взял мою голову, и стал медленно-медленно, едва заметно, ее двигать. Как в покадровой съемке. И моя перенапряженная от сидящей работы шея начала плавно расслабляться.

Когда Алексей убрал руки, я почувствовал, что моя голова пошла. Сама. Без меня. Она медленно двинулась направо. Налево. А потом остановилась.

– Что это было? – спросил я.

– Это не ты двигал? Ого! Но тело – удивительная штука. Наверное, какие-то процессы, которые я в нем начал, оно завершило и пришло к балансу.

День пятый. Я толпы разведу руками…

На пятое, последнее занятие курса, я пришел уже с простой четкой конкретной практичной заявкой.

– Мне сложно справляться с большим количеством контактов. А для работы это необходимо. Мы можем с этим поработать?

– Можем, – сказал Алексей, расслабленный и, как золотая рыбка, готовый выполнить любое желание. А затем произнес фразу, которая очень мне понравилась:

– Знаешь, ведь можно напряженно идти. А можно расслабленно бежать.

Алексей включил музыку и сказал:

– Представь, будто ты – воздух. Ты – легкий. Ты – везде, но не погружаешься в глубину.

Я понял, что мне, человеку, любящему во всем докопаться до сути, как раз не хватает этого состояния воздуха – невесомого и вездесущего.

Потом мне пришел образ, что я легко играю клавишах прекрасную мелодии. А каждая клавиша – человек.

Затем я увидел, как через меня проходит все человечество. Да, все 7 с половиной миллиардов. И я достаточно силен. Мой процессор достаточно силен, чтобы справится с таким количеством одновременных задач и контактов.

Потом перед глазами возник сенсорный экран. Я мог отдалять и приближать людей движением одного пальца, менять местами и – что не маловажно – отключать звук.

К концу занятия большее количество контактов уже как-то перестало пугать. Последнее занятие оказалось самым коротким. Одно занятие – одна задача.

Каков же был результат ребалансинга?

Мои проблемы не разрешились все разом. Но все, что меня так напрягало, теперь меня уже напрягало не так. Я смотрел на них с буддийским спокойствием: «Ну проблемы! Проблемы – это ж нормально. Проблемы – это не повод напрягаться». И от этого они стали решаться как-то быстрей и веселей.

И тело я чувствовал совершенно по-другому. Точнее, тело ЧУВСТВОВОВАЛ. Чувствовал его ощущении и эмоции внутри. Старался быть с ними в согласии. Изрядно прибавилось энергии. Позволю даже сказать, что ощутил поддержку тела в своих делах, будто в благодарность за эту проделанную работу.

Резко усилилось мое сексуальное желание. Хотелось и моглось чаще и больше. Хотя это и не было главной целью ребалансинга. Но все же этот побочный эффект был приятный.

И еще я нашел для себя несколько состояний-образов-техник, которые в дальнейшем помогли пережить мне сложные ситуации. И иногда я к этим техникам-образам я вновь возвращаюсь и черпаю в них силы. И главное – это были не техники какого-то гуру. И не из книжки. Это были мои методы. Они пришли ко мне в процессе ребалансинга. И были придуманы именно для меня. И это было круто! Это был еще один мой внутренний ресурс, который я в себе раскрыл.

Записаться на ребалансинг!

Здравствуйте! Спасибо, что Вы обратились в наш центр.
отправить
Пройти тест
Заполни тест и узнай, что именно тебе поможет создать идеальные отношения.
Пройти тест на первичную
консультацию